Для Запада Россия — это медведи и кровавый тиран Путин: Что с нашей «мягкой силой»?

<br />
Для Запада Россия — это медведи и кровавый тиран Путин: Что с нашей «мягкой силой»?<br />

Фото:
Свободная пресса

Телеканал Russia Today и агентство Sputnik в очередной раз подверглись критике и, похоже, что и попыткам давления и лишения регистрации. На этот раз в Британии. Там есть «теневой министр» цифровых технологий, культуры, средств массовой информации и спорта Джо Стивенс. Теневой кабинет министров — это сформированное оппозиционной партией в британском правительстве альтернативное правительство. Имеет официальный статус, но крайне урезанные полномочия. Фактически осуществляя надзорную деятельность за официальным кабинетом министров Её Величества.

На этот раз «теневой министр» обратился с запросом к британскому регулятору вещания по поводу того, что RT является распространителем дезинформации, представляет собой «российскую угрозу» и вообще как-то уж слишком лихо формирует общественное мнение в пользу России в Британии. Понятно, что в ответ возмутилось и федеральное российское чиновничество, и ряд крупнейших российских СМИ.

Но подобного рода нападки на RT, в общем-то, не редкость. С завидным постоянством то в США, то в европейских странах поднимается вопрос о том, а не запретить ли «Спутник» и «Россию Сегодня». И всегда это вызывает в «наших палестинах» крайне бурную реакцию. И, кажется, не только потому, что такие поползновения нарушают пресловутые нормы о свободе слова и информации, но и потому, что в общем-то больше у России никаких инструментов «мягкой силы» и донесения своей точки зрения до иностранных сообществ попросту нет.

При этом, кстати, и успехи РТ выглядят, если присмотреться, не так чтобы грандиозно. По данным за 2018 год в 15 странах РТ смотрело 43 миллиона человек хотя бы раз в неделю. Это в среднем чуть меньше трёх миллионов человек на каждое из этих европейских государств. Вроде бы, много. Но на самом деле население Германии более 83 миллионов человек, население Франции — 67 миллионов, в Великобритании сейчас живет 67 миллионов, в Испании 47 миллионов. Ну, и далее можно пробежаться по крупнейшим и важнейшим в политическом смысле европейским государствам, чтобы понять, что эти успехи весьма относительны. Почему относительны? Потому что СМИ — это массовый продукт. И должны охватывать массовую аудиторию. Которая бы в процентном соотношении к остальной, индифферентной или же даже враждебной аудитории, являла собой хоть сколько-то существенный процент.

И нет, это не камень в огород RT. Люди там действительно работают прекрасно, являются профессионалами своего дела и вообще регулярно прыгают выше головы. Тем более что год от года аудитория «России Сегодня» прирастает в прямом смысле миллионами. Если обратиться все к тем же цифрам аудитории, то в 2019 году RT смотрело 100 миллионов человек только в 47 странах из ста, в которых канал вещает.

Но проблема, несмотря на усилия «России Сегодня» и «Спутника», несколько шире: в российской «мягкой силе» вообще. Поскольку реализация этой силы — это не просто проблема, а, наверное, даже российская внешнеполитическая боль.

Дело тут в самой логике построения этих самых отношений, на которую уже много лет указывают самые разные эксперты. Российские общественные деятели и чиновники стараются «подружиться» с иностранными политическими элитами. Выстроить именно с ними отношения. Но в условиях, когда общественное мнение тоже что-то да значит, а формировать его информационными методами достаточно легко, такая «дружба» имеет ситуационный характер.

В свое время Сеть облетела фотография, где Киселёв и Порошенко жарят в казане картошку. Это тоже была такая акция «дружбы и единения братских народов». Но наступил 2014 год, и, собственно, ни о картошке, ни о дружбе народов на Украине стало вспоминать не принято.

Если же говорить о Европе, то да, регулярно при российских посольствах проводятся «русские дни». Но они снова для европейской элиты, а простые обыватели о российской культуре и об этих самых днях, за редким исключением, не знают вообще ничего. А о России они знают только набор негативных стереотипов. И поэтому когда какой-нибудь европейский политик, послушав на «русских днях» Чайковского и посмотрев картины Айвазовского, активно включается в русофобский дискурс, это не вызывает ни малейшего сопротивления в среде простых обывателей. Ну, Россия, ну медведи, ну «кровавый тиран Путин и угроза демократии всему миру».

Есть, конечно, в стране такая контора, как Россотрудничество. Еще одна структура, которая должна бы в теории заниматься продвижением наших интересов в гуманитарной сфере. Но о работе этой структуры не слышно практически ничего. Недавно, правда, её возглавил Евгений Примаков, на которого возлагают большие надежды. В том числе, как неофициально говорят многие, надежды эти сопряжены с тем, чтобы новый глава разогнал понятно какими тряпками всю эту синекуру и превратил её в реально работающую в интересах страны систему. Потому что пока в рамках работы Россотрудничества вспоминается только 2013 год, когда планировалось, что на проекты и программы, реализуемые по этой линии и этой конторой, государство выделит 10 миллиардов рублей. Наступил 2014-й, и программы Россотрудничества, в частности, на Украине явили всему миру степень своей эффективности.

Да и по всему остальному миру в информационном плане Россия мало что смогла противопоставить волне русофобской пропаганды, которая полилась из каждого утюга.

Основная проблема российской «мягкой силы» в том, что она практически не работает с массами. Если что-то такое и получается, то случайно. Как, например, в ходе ЧМ по футболу, когда сотни тысяч иностранцев внезапно увидели, что Россия — это совершенно не тот морозный коллективный ГУЛАГ, который представлялся им по умолчанию.

Однако это разовая акция. А разовые акции в условиях информационной цивилизации имеют свойство быстро забываться даже непосредственными участниками таких акций. Потому что информационный поток со временем стирает всё что угодно. И силами одной только RT, к сожалению, эту ситуацию не изменить. Тем более что это российское агентство уже сейчас, на ранних подступах, пытаются «давить» вполне себе командно-административными методами. Ну, и тот факт, что только в 2018 году и только США выделило на «усиление влияния в Российской Федерации» 2,7 миллиарда рублей, тоже говорит о многом.

К слову, эти 2,7 миллиардов — это, что называется, только на информационную деятельность. А есть еще и разного рода неправительственные грантовые фонды. Да и проекты «мягкой силы» одними медиа совсем не исчерпываются.

К слову, если уж говорить о расцвете российской «мягкой» силы в Британии, то она пришлась на времена Ивана Грозного, когда Русь и Британия были стратегическими партнёрами, имели взаимные договоренности о беспошлинной торговле, русский царь переписывался и даже, по некоторым данным, сватался к британской королеве, а элиты Королевства массово перенимали российские обычаи. Например, обильные трапезы с 10-12 переменами блюд. При этом культурное влияние России было столь велико, что даже официально обсуждалось на государственном уровне. Но с куда меньшим, нежели сейчас, негативом.

И да, в целом тогда с информационными потоками дело обстояло совсем не так, как сейчас. А в настоящее время, если допустить тот вариант, что в Британии или еще где-то в западном мире лицензию у RT отзовут и вещание запретят, большинству местного населения до этого не будет никакого дела.

Просто потому, что это же Россия.

В отношении неё в принципе можно все.

В том числе, и нарушение краеугольных основ западного общества. Таких, как свобода слова и свобода информации. Тем более что тамошние медиа, политики и многие НКО уже долгое время вбивают в головы масс простую мысль: Россия не дает информацию, она дает дезинформацию и пропаганду. Поэтому законы о свободе слова на российскую информационную продукцию не распространяются. И наше государство, к сожалению, пока ничего адекватного, чтобы переломить этот стереотип западного массового сознания, сделать не может.

Источник: news.rambler.ru